Но не могла она исполнять подобные приказы, не меняя своего отношения к человеку, отдававшему. - Я рад, что ты смогла прийти, Катя, - сказал Синклер, усаживаясь за стол. Он улыбнулся.